БОО «Дорога жизни»

Когда наступит Судный день, нас спросят: путешествуя по большим дорогам и обходным тропинкам своей жизни, пытался ли ты помочь другим людям? Шарп Джеймс
Главная / Дела / Дом Милосердия / Истории из жизни / Виталий Иванов
22.11.2019

Виталий Иванов



Я родился в Ленинграде и родного отца я с детства не видел. Мама рассказала, что когда я родился, он сидел в тюрьме в это время. Воспитывал меня отчим – Иван. Мы с 1986 года жили в Зеленогорске, и с ним мы ловили рыбу на Финском заливе, он учил меня многому. Мать моя была героиней, нас было пятеро в семье. Я был вторым ребенком.

Окончил в школе я семь классов, часто начал убегать из дома. С отчимом начались разногласия, и он часто бил меня. Меня заставляли следить за маленькими детьми, а я не мог уследить за троими детьми. Мама плохо видела и я помогал ей с воспитанием. Но от того, что отчим бил нас, я убегал из дома. Жил в подвалах, на чердаках домов в районе станции метро Пионерская.

В первом классе, с семи лет я стал курить. Мы прятались в подвалах и курили Беломор. С алкоголем я познакомился уже в 14 лет. С первой рюмки я так сильно опьянел, что это был ужас какой то. В этом возрасте я уже начал подрабатывать на рынке у станции метро «Пионерская», торговал хлебом и булкой. Там я познакомился с бабой Галей. Мыл ей полы в квартире, ходил в магазин, вообще помогал по хозяйству.

В 1995 году я познакомился с приютом «Дети Солнца». Там нас через социального работника определили в ПТУ-28. После учебы практику я проходил на «Красном Октябре». Учась в ПТУ и живя в приюте я о семье не забывал. Брал с собой брата Валентина, так как отчим пил и сильно бил его. Мне тоже доставалось от отчима черенком от швабры. Бил он меня по голове, левую руку мне почти сломал. По его мнению он так воспитывал нас. Придет с работы нервный и дома на нас срывал зло. Сестра маленькая балуется в туалете, сливной бачок спускает, а он бил меня. Один раз даже ударил меня до потери сознания. Очнулся я у сестры на кровати.

Окончив ПТУ-28 я по специальности не работал. Жил у бабы Гали, трудился грузчиком, овощи развозили и разгружали по ларькам. Так зарабатывал себе на жизнь, часто выпивали. Мне было примерно 24 года тогда.
Как то приятель устроил меня трудиться в частную пекарню у Финляндского вокзала. Я начал работать по сменам. Там, в пекарне, я познакомился с Надей, формовщицей. Я приезжал к ней, выпивали вместе. С перегаром я на смену не появлялся. Меня в пекарне разыскивали, а я куролесил у Надежды. Так начал жить с ней гражданским браком.  В 2004 году она забеременела, а в 2005 году родился сын Дима. Мы с приятелем в это время были на рыбалке, и когда я узнал о рождении мальчика, я чуть с лодки не выпрыгнул, обрадовался. Мы думали с Надей расписаться, но все не досуг, все пили и пили. После рождения сына я уменьшил дозы и следил за ребенком. Иногда прихожу с работы, а она уже в пьяном виде. Начинались ссоры, иногда побивал её. Один раз она меня так разозлила, что я врезал в дверной косяк и выбил себе руку. Я показал ей, какой я могу быть злой, что не стоит меня выводить.

В 2008 году она умерла. Органы опеки забрали сына. Он плакал, но по решению суда меня лишили сына. В свидетельстве о рождении она не написала об отце, т.к. хотела получать дотации, как мать-одиночка. Жадная до денег была. Я узнал в какой детский дом его определили и я приезжал туда. Неделю, по несколько раз, но меня не пускали к нему. Не разрешали, я был никто для него.  Я горевал, стал очень сильно пить. Пил, пил, жить опять начал по чердакам, подвалам, на лифтовых площадках, где то подрабатывал. Потом стал с одной семьей подрабатывать попрошайничеством. Оказался в Москве, потом в Туапсе, жили на берегу моря. Так прошло года два.  Затем я вернулся в Питер, познакомился со Светланой, со второй своей гражданской женой. Она тоже выпивала, но работала. Я устроился на работу, пить с ней договорились по малу. Женщинам трудней выходить из пьяного состояния, похмелье тяжелее для них. У неё были проблемы с печенью и она тоже очень быстро умерла.

Меня часто приглашал в реабилитационный центр Андрей Плешаков. Мы были знакомы чуть чуть. Но мне нравился свободный образ жизни и я отказывался ехать в какой либо центр. Мне все доступно, я герой, мне море по колено, мне горы по плечу. У меня были иногда деньги, иногда выпить. Но не всегда так было здорово. И вот наконец я нашел возможность позвонить Андрею и попросился в центр. Меня сильно беспокоила рана на ноге, надо было делать часто перевязки, мазать свою разорванную рану. В очередной пьянке я получил палкой по ногам. Правая нога стала опухать и уже через месяц я не мог на ногу наступать. Началось внутреннее нагноение и только в больнице мне разрезали ногу, выкачали гной. Так образовалась большая рана на ноге, в длину сантиметров 13-14, в ширину 7-8. Зашивать такую рану не стали. Андрей мне помог приехать сюда в этот центр, «Дом Милосердия». Я рад этому, у меня появилась новая семья. Я очень был удивлен, что есть такие понимающие и заботливые люди. Сразу окружили меня вниманием, заботой. Ухаживали за мной, пока я не мог вставать. Начали помогать мне бороться с пристрастием к алкоголю, и я победил этот недуг. Такой центр необходим. Теперь двигаясь по городу я вижу людей, которым нужна помощь, внимание, забота...